Интервью с Иваном И. Твердовским

Интервью с Иваном И. Твердовским Опубликовано 31 май 2017 Интервью с Иваном И. Твердовским
«Зоология» — второй полнометражный фильм Ивана И. Твердовского, который за короткий срок получил уже более десятка призов на различных международных кинофестивалях. Эта работа заинтересовала меня полярностью оценок кинокритиков и зрителей. Необычный, нетрадиционный, глубокий, фантастический, вызывает эмоции, как и сам режиссер. Но обо всем по порядку…
О чем повествует фильм «Зоология», и на какого зрителя он рассчитан?
Для меня мир кино — это, в первую очередь, пространство киноискусства. Картина «Зоология» была мной изначально задумана как самоанализ и попытка поработать со своим внутренним миром. Это крайне необходимый опыт, который должен быть в жизни каждого режиссера. Это драма-монолог. Таким образом я пытаюсь расширить определенные собственные границы, поднять на поверхность для себя и для зрителя темы актуальные в искусстве.
Во время работы над данным фильмом Вам удалось открыть для себя нечто новое в природе вещей или сущности людей?
Я ничего не могу открыть нового. На этой Земле было рождено множество великих и талантливых людей. Они все уже открыли. Я думаю, что сейчас человечество вырождается, и та задача, которая стоит перед нами, есть фокус на простых и вечных человеческих ценностях. Это определенный предел, которого мы можем с вами достичь.
Трудно работать с людьми старше себя, не из Вашего поколения?
Мне очень интересно работать с Натальей Павленковой, исполнительницей главной роли в «Зоологии». Это талантливая театральная актриса, с которой мы познакомились довольно давно. Она меня выручила: снялась в моем дипломном фильме, после этого я позвал ее на «Класс коррекции» и, наконец, дошла очередь, чтобы задумать с ней уже полнометражную историю.
В «Зоологии» не было привязки к возрасту. То, что исполняла Павленкова — это некий костюм, проекция отношений любого возраста. Главной героине могло быть 20 , 40, 50, 100 лет, сколько угодно. Конечно, можно меня обвинить в том, что в жизни так не бывает: люди в 50 не ведут себя как подростки, не катаются в тазах и не танцуют перед зеркалом. Но, во-первых, это не совсем так, а, во-вторых, кино – это пространство художественного вымысла, где действительность преломляется под другим углом.
Тогда не могу не задать вопрос про «сцену с хвостом». Вы сказали, что Ваше кино это— самоанализ. Поясните, пожалуйста, содержание данной сцены, что Вы имели в виду?
Да, это довольно щепетильная для зрителя сцена, я понимаю ее элемент провокативности и столь высокого внимания к ней. Для меня было важно создать довольно точный и деликатный образ. Собственно картина называется «Зоология». Основная ее идея в том, что человек— это животное, которое в собственном воображении привыкло ассоциировать себя по образу и подобию Всевышнего. Однако быть «по образу» не означает стать «по подобию». Это сильная внутренняя эволюционная работа, которую человек откладывает на последний момент своей жизни. В действительности человек привык руководствоваться инстинктами и естественными природными желаниями. Эта сцена, как мне кажется, довольно ярко это отображает, если, конечно, ее не рассматривать совсем в бытовом ключе. Это совершенно не значит, что все это плохо. Это то, что есть на самом деле.
Вы ранее уже упомянули, что в этот фильм посвящен многим темам. В том числе и любви?
Конечно.
А как Вы считаете, сейчас в мире достаточно любви?
Нет, я считаю, любви очень мало. Более того, большое наказание для человека лишиться этого чувства и очень большая работа его обрести.
Какие составляющие должны присутствовать в Вашем кино, чтобы Вы сами себе сказали, что работа удалась?
Я — перфекционист. Абсолютно любая работа, которую я делаю, меня, в конечном счете, не устраивает, и я не очень доволен тем результатом, который получается. Режиссура – это очень своеобразное дело, трудное, но субъективное. Важно держать голову в тепле, чтобы ставить себе, действительно, необходимые задачи. В конечном счете, мы все стремимся сделать мир лучше.
Вам удалось что-то заработать на фильме «Зоология»?
Да, гонорар, согласно договору с кинокомпанией «Новые люди».
А есть желание зарабатывать на кино?
Нет, у меня совершенно нет таких амбиций. Есть достаточное количество профессий, где деньги зарабатываются легче и проще. Когда мы говорим о киноискусстве, нужно руководствоваться иными соображениями. Хотя, безусловно, я понимаю, что в нашем ремесле коммерциализация созданного произведения играет важнейшую роль. Кино – это дорогое искусство.
Есть ли какие-то правила игры в Вашем кино, которые никому нельзя нарушать?
Я достаточно уравновешенный и спокойный человек. Однако у меня есть ряд правил, критериев, которыми я руководствуюсь на съемочной площадке. Тот, кто с ними не согласен, как правило, не может со мной ужиться. Я говорю скорее о профессии и тех обязанностях, и ответственности, которая лежит на режиссере. Если кто-то хочет помочь режиссеру разделить ее, делает медвежью услугу. Безусловно кино это— коллективное дело, но коллективом кто-то должен управлять.
Как проходят Ваши кастинги?
Это, в первую очередь, знакомство с режиссером. Приходит актер, я на него смотрю вживую. Я не даю никаких заданий, как правило, я пересказываю сюжет фильма. Иногда, в день я раз 20 подробно рассказываю, о чем мой замысел. Так как я сам пишу сценарии к свои фильмам, мне это помогает вычленить какие-то сомнительные моменты, проверить на живом артисте нужные точки и повороты. А дальше, если уже возникает какое-то общее понимание персонажа, и нет никаких иных преград для работы, мы начинает пробы.
Каков лучший комплимент о «Зоологии», которые Вы слышали?
Было приятно, когда на премьеру пришел мой мастер А.Е.Учитель и те слова, которые он мне сказал, они были достаточно точные и очень полезные для меня. Самое главное для меня— это мнение моих родителей после просмотра моих фильмов. Еще важно было, когда Наталья Павленкова посмотрела картину.
Ваше мнение: большой метр должен чему-то учить?
Какое-то созидание при просмотре кино должно, безусловно, рождаться. Мы снимаем кино для того чтобы что-то изменить не только в себе, но и в приходящих к нам зрителях. Однако нельзя испытывать комплекс Бога и думать, что ты кого-то чему-то способен научить.
При каких обстоятельствах чаще всего приходят идеи сценариев?
Идеи рождаются, как правило, из каких-то переживаний и степени определенного внимания, и фокусировки вокруг темы. Бывает материал, мимо которого ты никак не можешь пройти. Это больше свойственно, конечно, замыслам документальных картин. В игровом кино замысел рождается не только из темы, но и из сгустка чувств, и личных переживаний, которые необходимо осмыслить художественно.
В чем бы Вы хотели быть лучшим в профессии?
Это не спорт и здесь нельзя определить, какой режиссер хуже, а какой лучше. Каждый обладает своим языком. Что происходит вне этого и у других режиссеров мне не интересно. Если говорить честно, этой профессии свойственен эгоизм.
Как бы Вы объяснили актеру, как сыграть Вас?
Наверное, придется использовать достаточно классический метод – метод наблюдения. К примеру у Павленковой в «Зоологии» это хорошо получилось. Конечно, ее героиня — это не совсем я. Но мы работали вместе над этим образом, для того чтобы актриса смогла передать на экран переживания и чувства режиссера. Павленковой удалось найти ключи к пониманию меня, возможно, потому что мы с ней — большие друзья.
Если бы Вы попали на необитаемый остров и из техники у Вас остался только телефон. Какой фильм и о чем Вы бы сняли?
Я бы не снимал кино. Кто-то, возможно, боится таких вещей, но для меня это была бы комфортная ситуация. Я люблю побыть один, мне это приносит удовольствие. Но, если все же ответить на Ваш вопрос, то от скуки мне, конечно, пришлось бы взять в руки камеру и что-то снять. Только остров я себе представляю достаточно северный, нордический. Лишенный пальм и бананов кусок скалы в замершем океане, где практически не видно следов жизни. Мне было бы интересно заняться этой работой. Когда ты видишь камни-камни-камни-камни, где нет ничего живого и… , вдруг, в этих камнях весной пробивается жизнь: мох, вода, редкие растения это — очень сильное впечатление…
Существует огромная махина киноиндустрии, и она понятно куда идет, а куда идете Вы?
Сейчас пойду на встречу, потом в магазин пойду. Я не способен так широко и объемно рассуждать о цельном пути. Жизнь так быстро бежит, в ней так все меняется, что смотреть в далекое будущее очень наивно. Нужно, мне кажется, не упустить что-то важное в настоящем.
Елена Устиноваскачать dle 10.6фильмы бесплатно Поделиться публикацией:
0 4 Наверх
Источник